18+ Pornorasskazov.net

Лесная нимфа: все же она есть.

В кругу своих друзей я почему-то считался опытным охотником, и, признаюсь, это мне льстило. Но, если сказать честно, на охоте я был лишь несколько раз за 26 лет жизни.

Однажды из живописного села Сосновка, которое затерялось среди Брянских лесов, мне пришла срочная телеграмма: "Выезжай проститься, бабушка болеет, Николай".

Николай - мой двоюродный брат. С бабушкой я давно не виделся, хоть и любил ее, ведь все мое детство прошло в ее родном селе. Я показал телеграмму директору, а он удивительно легко отпустил меня на две недели, правда, за свой счет.

- Езжай, Илья, - говорил он. - С бабушкой простись, да и ружьишко не забудь с собой прихватить. Ты ведь у нас знатный охотник, а Брянские леса богаты дичью.

И хоть ехать к больной бабушке с охотничьим ружьем, может быть, не очень красиво, я все же не удержался и упаковал в покрытую пылью сумку свою двустволку.

Через несколько дней мой старенький "Опель", груженный подарками, уже стоял у аккуратного бревенчатого дома на окраине села. Навстречу мне бежал Николай, а следом за ним семенила... моя больная бабушка. Судя по здоровому цвету ее лица, прощание должно было растянуться на десятилетия. Я недоумевающе посмотрел на брата.

- Пойми, Илья, - сказал Николай. - Бабушка очень хотела тебя увидеть, а просто так ты бы не приехал. Но в телеграмме истинная правда: он немного простудилась, а проститься нужно на пару месяцев, так как бабуля на лето поедет к племянникам в Крым через неделю. Пора ей отдохнуть хоть раз за жизнь, без огородов и заготовок! Говорит, а в глазах черти пляшут. Я хотел было разозлиться, но, увидев влажные от счастья глаза бабушки, нежно обнял ее - да и чего злиться, ведь мне тоже требовался небольшой отпуск! Во время обильного крестьянского ужина бабушка, узнав, что я завтра собираюсь на охоту, рассказала мне одну очень любопытную историю:

- Хотите верьте - хотите нет, но в нашем лесу нечистая сила обитает. И лешие, и водяные в болотах, и нимфы... От них нашим мужикам особенно достается, потому как мужик - слабый по женской части. Стоит бабе только задницей перед его носом покрутить, он и растаял. Веди его тогда куда пожелаешь: хоть в постель, хоть в болото. Двое уже от нимф в лесной чаще сгинули. Кузьмич - плотник наш, да Пашка - непутевый парень: за каждой юбкой в селе бегал. Нимф этих лесных увидеть может не каждый, а только тот, кого они своей жертвой выбрали. Но понять, что они где-то рядом, можно по огонькам, которые между деревьев, да кустов мелькают. Это глазища их так горят, что никаким колдовством не скроешь.

Я, конечно, бабушке не поверил (мало ли какие легенды люди выдумают), но по серьезному взгляду Николая понял, что в селе даже молодежь верит в эти глупости. И это в наше-то время!

Вечерком я навестил свою подругу детства, Марину. Сейчас ей было 23, и мы проводили с ней все детство и юношество, когда я жил здесь, и именно с ней я потерял свою девственность в один из выходных дней на дискотеке в соседнем селе. Крепко сбитая, с круглой попкой, большой грудью и крутыми бедрами, она олицетворяла поговорку «кровь с молоком». После недолгого общения мы уединились на сеновале, где она с огромным удовольствием погрузила мой член в свой ротик и стала играть мелодию любви на этой все увеличивавшейся в размерах флейте.

Размерами меня природа не обидела, добрые 19 сантиметров жилистого стержня и почти 5 сантиметров в диаметре с трудом помещались в ее ротике, но она изо всех сил старалась заглотить моего змея как можно глубже.

Еще несколько движений и Марина, утробно всхлипнув, быстро-быстро начала глотать поток семени, устремившийся ей прямо в горло. Высосав его до капли, она тщательно облизала член и юркнула ко мне, прижавшись своей крупной грудью к моей.

- Ты прямо нимфа! Эта, как ее - лесная! - засмеялся я.

- Не смешно! - вскинула свои зеленые огромные глазищи Марина. - Этим не шутят, давай не будем про эту чертовщину!

- Да хорошо, хорошо... что же вы такие все суеверные! - усмехнулся я и запечатал поцелуем рот Марины, что-то еще захотевшей сказать по поводу этих загадочных нимф. Мы самозабвенно целовались полночи напролет, иногда отвлекаясь на взаимные оральные ласки. Поза 69 была ее любимой! Несмотря на полное отсутствие удобств в стареньком доме ее бабушки, она всегда была «там» чиста, гладко выбрита и вкусно пахла - я с хлюпаньем впивался в ее лоно, терзая его языком и губами, а она проглатывала до основания мой член, нежно лаская яички и облизывая их в моменты, когда фаллос покидал ее пухлые губки. Домой я попал лишь под утро, кончив за ночь раза четыре.

Эх, жаль, что Марину в свое время так и не получилось выманить в большой город, а сегодня, пока здесь еще жила ее бабушка - это было бесполезно.

На следующий день, поспав лишь часа три, мы с Николаем отправились на охоту. В предвкушении удачи мы углубились в лес, где узкая тропинка привела нас к небольшому голубому озеру, окруженному густым камышом. Над озером клубился туман, и от этого пейзаж казался фантастическим. Неожиданно на противоположном берегу, мы заметили тоненькую фигурку девушки в белом полупрозрачном платье.

- Чудеса! - удивленно покачал головой Николай.

- Да какие там чудеса, - скептически усмехнулся я. - Ну прогуливается по берегу озера девушка...

- Не девушка это, - слегка дрожащим голосом сказал Николай.

- Ты еще скажи "лесная нимфа", - перебил я его.

- Нимфа и есть, - прошептал Николай.

- А давай проверим! - задиристо предложил я.

После долгих препирательств Николай все же согласился обследовать окрестности. Он пошел вокруг озера в одну сторону, а я - в другую.

В высоких резиновых сапогах я спокойно шлепал по влажной траве, нисколько не опасаясь встречи с чем-то противоестественным. Я был убежденным материалистом и не верил в мистику, но интерес к девушке, которая бродила рано утром по берегу озера, естественно, был. Внезапно я почувствовал, как кто-то или что-то прикоснулось к моей спине. И тут я впервые ощутил беспокойство.

- Кто здесь?

Мне никто не ответил, но чьи-то холодные руки юркнули под мой свитер и стали щекотать спину. Ужас сковал мое тело. Я рванулся вперед, услышав треск разрываемой ткани за своей спиной. Когда я обернулся, моему стыду не было предела: передо мной качались длинные, мокрые ветки куста, которые я принял за чьи-то руки.

Облегченно вздохнув, я все же побыстрее пошел вперед. Через пару минут я вышел на большую поляну, где тумана, к моему удивлению, вообще не было. На пеньке, спиной ко мне, сидела девушка в светлом платье, без сомнения, та же, которую мы видели с Николаем. Видимо она недавно купалась, так как мокрое платье прилипло к спине и плотно облегало фигуру. Услышав мое неловкое покашливание, она обернулась. Никогда в жизни я не видел такого ангельского лица: светлые кудряшки слегка прикрывали маленькие уши; ярко-синие глаза настороженно смотрели на меня; длинные густые ресницы подрагивали от легкого ветерка, а алые губы с милой детской припухлостью приоткрылись, словно от испуга. А фигурка! Под ставшим от влаги полупрозрачным платьем явственно просматривалось голове, идеальное тело. Крепкие груди дерзко выпирали набухшими от холода сосками, сразу разбудив в голове какие-то неправильные и неприличные мысли.

- Ты кто? - изумленно спросил я.

Девушка, ничего не отвечая, поднялась, внимательно осматривая меня. От волнения к горлу подкатил ком, да и было от чего волноваться: все выпуклости ее тела были будто выставлены напоказ, а внизу живота виднелась заветная впадинка и, судя по всему, без единого волоска!

- Ты кто? - еще раз спросил я.

- Не страшно-то в лесу в таком виде ходить?

Она снова ничего не ответила, из ее горла вырвался только какой-то беззащитный птичий писк. Немного подумав, она все же подошла ко мне и стала взволнованно размахивать руками, показывая то на себя, то в сторону леса. "Да она ж немая" - догадался я. Досадуя от того, что я такой непонятливый, девушка взяла меня за руку и повела в лес. Я со стыдом понял, что она вызывает во мне сильное сексуальное желание. К счастью, она была так взволнована, что, видимо, не замечала предательской выпуклости на моих штанах от постоянного созерцания перекатывающихся крепких половинок ее идеальной попки.

В лесу было тепло и сухо. Я как завороженный шел за девушкой, и вдруг между деревьями мне привиделись горящие огоньки. Панический ужас охватил меня. Я вспомнил рассказ бабушки, что в тех местах, где мелькают огоньки, обитают лесные нимфы.

"Нет, глупость это все", - убеждал я себя.

И действительно, через несколько минут я облегченно вздохнул: оказалось, что это просто светились гнилые пеньки, которые издалека были незаметны.

Девушка остановилась и прижала палец к губам. Я на цыпочках подошел к ней и заглянул через ее плечо. В небольшом овраге метался пойманный в капкан матерый волк. Он уже не рычал, а только скулил жалобно и безнадежно. По жестам девушки я понял: она хочет, чтобы я освободил страшного хищника. Не знаю, почему, но я подошел к волку и рукояткой охотничьего ружья раздвинул тиски капкана. Страха у меня совсем не было.

Освобожденный волк подполз к девушке, лизнул ей ноги и, волоча перебитую заднюю лапу, исчез среди деревьев. Я опешил. Чувствовалось, что между волком и девушкой существует непонятная мистическая связь...

Прежние страхи вернулись. Девушка вновь представлялась мне загадочным существом, случайно оказавшимся в мире людей. Но через мгновение после того как она, повторив ласку волка, благодарно лизнула меня, я забыл обо всем, Девушка облизывала мои щёки, глаза, уши... Потом она расстегнула мою одежду, и ее нежный, немного шершавый язык коснулся моей груди, сосков. Я застонал от удовольствия.

А она распалялась все больше и больше. Ее тонкие, но крепкие руки вцепились в мои брюки и сдернули их вниз. Мой фаллос, вырвавшись наружу, тут же исчез во рту девушки. Она сосала и облизывала его, как самое редчайшее лакомство, пропуская массивную головку в самое горло, сжимая ее горлом же и быстро-быстро лаская нижнюю часть члена язычком. Такого наслаждения я еще никогда не испытывал! Даже мастерица-Марина проигрывала этой лесной красавице! В ее ласке было что-то дикое, нечеловеческое. Все мои робкие попытки освободить фаллос и овладеть ею более привычным способом заканчивались провалом.

Я аккуратно положил руку на ее затылок и стал немного управлять скоростью этого великолепного отсоса, иногда крепче прижимая ее к себе, а иногда - оттаскивая за волосы ее прекрасную головку. Член с хлюпающим звуком влетал в ее горло, входя полностью и заставляя меня дрожать от непередаваемого возбуждения!

Она, крепко впившись острыми ноготками в мои ноги, не отпускала меня ни на мгновение. Я хотел продлить наслаждение, но слишком сильным было мое возбуждение и уж очень умелыми были ее ласки. Упругая струя, вырвавшись из фаллоса, оросила гортань девушки соком жизни. Тонкая белая струйка побежала из девичьего рта, и она жадно слизнула ее, вытерев лицо рукой и слизав с руки остатки семени.

Мой фаллос был свободен, но ненадолго: выскользнув изо рта девушки, он шлепнулся ей прямо в ладонь. Тяжело дыша, она прижалась щекой к моему детородному органу и замерла на время. Потом поднялась, поцеловала меня в губы и, взяв за руку, повела дальше, вглубь леса. Через некоторое время моим глазам открылась широкая просека, где под могучей старой сосной я увидел удивительной красоты избушку.

Мы поднялись по резному крыльцу и вошли в горницу. Аромат душистых трав вскружил мне голову. Черпаком девушка набрала из бочки, стоявшей в углу, густой темной жидкости и напоила меня. Я почувствовал головокружение, но резко обострились зрение и обоняние. Вековые инстинкты пробудились во мне. Я, как зверь, бросился на девушку, стараясь покрыть первобытными ласками каждый миллиметр ее тела. Так, наверное, самец бросается на самку в нетерпеливом желании овладеть ею.

Впрочем, а была ли жертва? Похоже, девушка и сама желала этого, потому что ее руки нетерпеливо срывали одежду с меня. Слившись в крепких объятиях, мы покатились по дощатому полу. Едва мои пальцы коснулись ее лона, я ощутил обильную влагу на своих ладонях. Желание, видимо, захлестывало девушку, и я погрузил в ее прекрасную пещерку сперва один, а потом два пальца. Нащупав в верхней част влагалища едва заметный выступ. Я стал быстро-быстро массировать его, не
Страница 1 из 2 | Следующая страница