18+ Pornorasskazov.net

Рабыня за 7 миллионов или цена одной ошибки

«плохое настроение», а сегодня молилась каждый день, чтобы он пришел навеселе.

Секс стал больше напоминать изнасилование, но именно от него, после наказания и издевательств, Юля кончала как заведенная. Неважно, истязал ли он ее огромным фалоимитатором или же порол перед этим - оргазмы захлестывали ее неудержимой волной, бешеным цунами, настигая в самые неприятные, казалось бы, моменты.

Через два месяца, когда вагина Юли познала первый жесткий фистинг, а в анус легко вошла пивная бутылка по самую середину, у нее случилась истерика и нервный срыв. Она кричала, визжала, просила убить ее или сдать в полицию, только не мучать и отпустить. Максим нежно поглаживал ее по голове, целовал в лоб и уговаривал успокоиться, обещая быть с ней помягче, но другой рукой при этом все глубже и глубже проникал в ее растянутое и уже потерявшее былую тесноту влагалище. Проникнув выше запястья, его рука касалась пальцем входа в матку и, неожиданно для уже начавшей успокаиваться Юли, он проник в самое сокровенное женское место своим пальцем. Маточный оргазм, конвульсии и потеря сознания на полчаса стали результатом такой забавы, но Юля втайне надеялась на повторение - настолько искрометным получилось это запретное и извращенное удовольствие.

Несмотря на обещания, со временем рабство становилось все более унизительным. Однажды, заставив делать ее минет сразу после работы, Макс неожиданно стал мочиться ей прямо в рот, прижав ее голову изо всех сил к себе и не давая ей вырваться. Утром она проронила пару капель его спермы во время минета, запачкав ему штаны и он пообещал наказать ее вечером. Это и было наказание.

Захлебываясь мочой и кашляя, Юля покорно сглотнула все, что Макс, видимо, копил целый день. Ее тут же вырвало и, к огромному ужасу, прямо на ботинки мужчины. Он извалял девушку в ее же рвотной массе, избил плеткой, а остаток дня она провела с огромным, жужжащим фалоимитатором в заднице, распятая на кровати. Макс, проходя мимо, наносил ей плеткой несколько ударов и шел по своим делам: смотреть телевизор или копаться в своем ноутбуке. Перед сном он устроил жесткий, беспощадный фистинг в попку и влагалище двумя руками, от чего Юля орала, как резаная, кончая и теряя сознание. Произошедшее настолько ему понравилось, что руки Макса теперь регулярно бывали в обоих ее отверстиях одновременно, причиняя и боль, и удовольствие одновременно.

Иногда, связывая ее в самых разных позах, он заставлял вылизывать свою промежность языком. Анус, мошонка, член - везде побывал ее ушлый язычок. Максим тщательно следил за собой и, надо признаться, такое действие доставляло Юле куда больше приятных ощущений, нежели порка.

Передышка выдалась внезапно - на четвертый месяц Максиму срочно пришлось уехать на три недели, после чего он возвращался на пару дней и вновь уехал еще почти на месяц - встречи с зарубежными коллегами и расширение бизнеса в Европу требовали постоянного присутствия. Однако и находясь вдали от дома, он раз в 2-3 дня требовал, чтобы Юля истязала себя фалоимитаторами и вибраторами перед камерой, командуя, какую игрушку и куда ей вставить. Ослушаться она не могла - ведь, вернувшись, он бы наказал ее так, как никогда прежде. Именно эти недели доставили Юле массу удовольствия, ведь ублажать саму себя, пусть и по команде мужчины, было куда приятнее, нежели быть жертвой изнасилования или лежать с огромной пробкой в заднице между иссеченных плеткой ягодиц.

Незадолго до полугода ее унижений, Макс изрядно напился и устроил ей настоящую пытку, задействовав купленную ранее, но так и не испытанную секс-машину. Нацепив на ее пышные груди вакуумные помпы, он крепко зафиксировал Юлю на кровати и ввел в ее влагалище шипованный, резиновый член от секс-машины. Включив ее, он некоторое время выкачивал грушей воздух из помп на груди, а потом, максимально создав вакуум, ушел в другую комнату, где и отключился от выпитого. В таком состоянии Юля пролежала около 7 часов, пока он не проснулся - введенный до самого горла член-кляп не давал ей возможности позвать на помощь. Груди опухли и очень сильно болели, а влагалище сияло красной, натертой дырой. Все ее лицо было залито слезами и соплями, так как закрытое горло затрудняло ее дыхание и вызвало обильное слюноотделение и насморок. Она испытала не менее 15 оргазмов и последние часы после рассвета провела в беспамятстве, терзаемая беспощадной машиной и сотрясаемая бесконечными оргазмами. Максим сжалился над ней и три дня не прикасался, довольствуясь лишь минетами.

Полгода рабства они отпраздновали весьма необычно: Максим на протяжении часа пытался ввести ей в задницу бутылку шампанского и не как-нибудь, а донышком вперед. Юля плакала, выла, пыталась вырваться - но он был непреклонен, погрузив до самой матки мощный вибратор с вращающейся головкой. В какой-то момент бутылка скользнула внутрь, после чего он вдавил ее дальше середины. Юля, замерев от ужаса, чувствовала, как ее кишку распирает эта громадина, а через тонкую перегородку об нее ударяется дергающийся искусственный член. Раскупорив бутылку, он заставил Юлю, водя задницей, наливать из нее шампанское в бокалы, после чего они выпили. Юля, сквозь слезы, даже улыбалась - настолько смешно и глупо выглядело это празднование.

- Что смеешься? Весело стало? Исправим!

Он выдернул бутылку из задницы, которая даже не могла сомкнуться после такого, и погрузил ее обратной стороной, из которой в кишки Юли потекло шампанское. Она запищала, засучила ногами, но Макс крепко держал ее, вдавливая бутылку все глубже. Когда почти половина жидкости оказалась в ней, он вытащил бутылку и поднес к немного сжавшейся попке бокал. Наклонив девушку, он вылил немного содержимого ее задницы в стакан и передал ей.

- Пей. До дна!

Юля удивилась, на глаза навернулись слезы, но ослушаться его она не смогла и опасливо пригубила необычный напиток. Несмотря на то, что ее попке было почти кристально чисто - очищающие клизмы входили в обязательные гигиенические процедуры, вкус побывавшего в ней шампанского вновь вызвал у Юли истерику. Она откинула бокал и бросилась с кулаками на Макса, на что он, посмеиваясь, нахлестал ей по щекам и понес в спальню, где ее уже ждали привычно раскинутые по углам кровати кандалы.

На этот раз он высоко поднял ей ноги, заставил обхватить их руками и зафиксировал в такой позе. Из уже сжавшегося ануса периодически сочилось шампанское, оставляя мокрые пятна на постели. Заметив это, он резко загнал туда пробку диаметром почти в 6 сантиметров, заставив ее истошно запищать от боли и распирающего чувства.

Ту ночь она запомнила надолго: в ее дырках побывали, наверное, все секс-игрушки в доме. По два, по три вибратора, огромная пробка, руки Макса – все это терзало ее отверстия на протяжении нескольких часов, заставляя бурно кончать и терять сознание от боли и бесконечных оргазмов. Он вылил ей в задницу остатки шампанского и вновь закупорил ее задний проход огромной пробкой. Алкоголь быстро впитался в кровь через прямую кишку и Юля, захмелев, сама стала подмахивать Максу на его грубые движения руки во влагалище. Оргазм за оргазмом накрывали рабыню к изумлению Максима, от чего он злился и все пытался вызвать в ней страх или боль.

Перевернув ее на живот, он вытащил пробку и, поставив ее на колени, вошел в задницу. Теперь проникновение члена давалось легко - он, что называется, со свистом влетал в ее прямую кишку, практически не встречая никакого сопротивления. Заперев на пару минут, он вдруг стал напрягаться, и Юля почувствовала, как что-то обильно полилось ей в анальное отверстие. Он мочился в нее! Моча смешалась с остатками шампанского, распирая ее прямую кишку и вызывая дискомфорт. Мгновение и пробка вновь вернулась на свое место, заперев всю жидкость внутри девушки. Он связал ее и оставил лежать лицом вниз на кровати до самого утра, с переполненными мочой и шампанским внутренностями, введя в ее влагалище фаллос от секс-машины и включив устройство на неспешные, медленные проникновения. Ночь показалась Юле бесконечной, на восьмом оргазме она потеряла сознание и пришла в себя лишь от нашатыря, которым Максим вернул ее к жизни. Увы, лишь для того, чтобы вставить в рот свой возбужденный член и начать туда мочиться, а затем и отымев ее в рот.

В тот день Юля упорно гнала от себя мысли о самоубийстве, не в силах больше бороться с осознанием того, что даже спустя год она не сможет жить без всего этого. Она стала настоящей рабыней, которая, испытывая боль и унижение, получала бесчисленные оргазмы и уже не могла себе представить жизни без пробки в попке или же крепких пут на кровати. Если раньше она считала дни до избавления, то сейчас она осознала, что теперь это - ее жизнь. Навсегда. До самого конца. А когда будет этот конец - зависело лишь от нее или от судьбы-злодейки.

Она стала вещью, секс-куклой, совмещенной с функциями кухарки и туалета. В нее мочился Макс, она исполняла все его прихоти и осознавала, что вернуться к нормальной жизни, завести себе семью или мужчину она уже не сможет. Юля сломалась, смирилась и в один прекрасный день предложила Максу заклеймить ее как настоящую рабыню. Макс согласился и, впервые за последние полгода, чувственно, нежно поцеловал девушку в губы, крепко обняв и прижав к себе, как будто и не было всех этих шести месяцев...
Предыдущая страница | Страница 2 из 2