18+ Pornorasskazov.net

Заметки препода: Влюбленная Леночка

Лена-Леночка... О ней вспоминаю особенно тепло. Скромная, внешне неприметная, могущая показаться «серой мышкой», но стоило ей взять слово на семинарских занятиях - все умолкали, такая правота, убежденность и сила слышались в голосе. Одевалась неброско, в основном, носила брюки или джинсы, закрытые блузки, немного скрадывавшие, но не скрывавшие ее прелестей. До тех пор, пока не влюблялась.

Хотя это замечание относится едва ли не ко всем молоденьким девушкам. Ждет-не дождется своего принца, а когда дожидается - расцветает как бутон, забыв о ложном стыде. Интуитивно девушки прекрасно знают, что нравится парням: декольтированная кофточка, обтягивающая мини-юбка - вот, как говорится, и почти полный боекомплект! Впрочем, я немножко отвлекся.

Так вот, в плане работы значились стихотворения наизусть. Иной раз к моему столу выстраивалась целая очередь. Приходили и на переменах, по одному, по одной. И вот однажды пришла и Лена. Короткая, чуть выше колен, юбка, черные колготки, небольшая, но упругая грудь. Встала совсем рядом, начала рассказывать, заметно волнуясь, и я почувствовал, что это у неё не просто волнение, а легкая влюбленность в меня, самого молодого преподавателя на их курсе. Решил для себя: надо успевать!

Потом мы ненадолго совпали с ней в качестве участников самодеятельного народного хора, а также несколько раз возвращались с занятий вместе, увлеченно беседуя. Она оказалась весьма интересным собеседником. Ум её не был пенящимся, искрящимся, как шампанское, надо было уметь достучаться, пробурить этот источник, чтобы затем насладиться сполна. Фигурка у неё была ладная, сама она росточку небольшого, такая вся манящая, и чистая. Она притягивала внутренней непорочностью, тихим светом, приветливостью, кротостью манер.

Набравшись смелости, однажды я напросился в гости. Там всё и произошло. Попили чаю, разбавляя его светской беседой. Как бы ненароком, я встал, прошелся по комнате, потом тихонько подошел к ней сзади, слегка обнял за плечи. Она не отстранилась, только слегка вздрогнула. Я сел рядом и, глядя ей в глаза, начал медленно расстегивать пуговки на её серой блузке. Она, не выдержав моего пристального взгляда, в некотором смущении потупила взор, но не сопротивлялась.

Покончив с блузкой, я расстегнул лифчик, снял его, стянул с себя футболку, обнял Лену, прижавшись своей волосатой грудью к ее персям. Сердечко её так и норовило выскочить из груди. Да и моё бешено колотилось. «Не бойся, я ничего плохого тебе не сделаю», - тихо сказал я и поцеловал ее до каменного состояния отвердевшие соски. Мгновение погодя спросил: «Станешь моей?»

Она кивнула все с той же застенчивой полуулыбкой. Я взял ее на руки, бережно отнес на диван, положил, прилег рядом, не переставая гладить и ласкать ее молочно-белое, с идеальной кожей, тело. Губы нашли друг друга и слились в долгом поцелуе. Она закрыла глаза, отдаваясь накрывавшей ее страсти, а я в это время задрал на ней юбку, снял трусики, раздвинул ноги и вошел, резко и бескомпромиссно. Но все же так, чтобы не доставить ей боли. Девственницей она не была, что-то говорила про компанию знакомых парней, где у неё было с несколькими, но по молодости и глупости, как бы даже не пьяной. Мой секс с ней можно назвать самым одухотворенным, неспешным, размеренным.

Я двигался не торопясь, смакуя вкус ее набухших сосков на молодой, идеально упругой груди. Я сливался с ней в поцелуе, целовал ее ушки, шею, щеки. Она учащенно дышала, смущенно гладила меня по спине, а в некоторые минуты, когда я погружался на всю длину, нежно скребла своими аккуратными ноготками по спине.

Меньше всего хотелось неистовствовать, рвать удила, больше - быть с ней нежным и любящим. Я весь наш акт близости целовал ее тело, аккуратно входил и выходил на всю глубину, чувствуя, как упираюсь во что-то внутри нее - видимо матку и от каждого такого касания она вздрагивала, еще сильнее прижимаясь ко мне и сжимая ноги за спиной - лишь бы я так же глубоко входил в нее. Она разрешила мне без презерватива, поэтому ощущения были острее - ее тугая пещерка крепко сжимала мое орудие, позволяя чувствовать каждую складочку ее молодого тела, каждый спазм и сжатие ее возбужденного донельзя естества.

Оргазм от такого секса был продолжительнее и сильнее, она, умничка, успела сказать, что принимает таблетки и можно без опасений «стрелять» прямо в нее. Ощущения, когда ты заливаешь спермой девушку не передать словами, это надо ощущать и переживать раз за разом.

Кончив, я наткнулся на ждущий взгляд Лены, как бы спрашивавшей - Буду ли я покидать ее лоно? Нет, конечно! Даже кончив, мой приятель не собирался опадать и я пошел долбить ее в другом, учащенном темпе, смакуя особые смазывающие свойства своего семени.

Леночка застонала и, крепко сжав ноги за моей спиной, стала весьма умело подмахивать мне навстречу. Я назад - она вперед, так и чередовали. Это соитие растянулось почти на 20 минут, в какой-то момент она особенно глубоко выдохнула, замерла и вдруг начала сильно-сильно, но при этом очень мелко дрожать. Дернувшись, будто ее кто-то ударил вбок, она обмякла, ноги безвольно сползли с моей спины и я понял, что девица поймала оргазм.

Воодушевившись, я начал особенно жестко таранить ее тугую щель, так и не потерявшую упругости от нашего контакта. Внизу все хлюпало, смешавшись с ее соками и моей спермой, и эти влажные звуки радовали мой слух и все грани моей темной, развратной сущности. Несколько рывков и я снова стреляю в ее глубины, на этот раз замирая и осторожно сдаивая все, что я мог влить в этот прекрасный сосуд любви.

Вынув инструмент, я бросил взгляд на результат трудов своих. Любимое дело. Видеть растраханную дырку очередной вчерашней недотроги, истекающую спермой и соками. Леночка не стала исключением: сжимающаяся красная дырка, струйка спермы, перемазанные влажным бедра. Она тяжело дышала, разбросав ноги в разные стороны, а я наслаждался видом сломленной оргазмом крепости.

Жаль, что все наше общение ограничилось еще парой встреч, а потом все как-то сошло на нет. Единственное, что меня расстроило, так это абсолютная традиционность наших отношений: попка и ротик Леночки так и не познакомились с моим членом, от чего я ощущал какую-то незавершенность начатого дела.