18+ Pornorasskazov.net

Пышка проснулась с двумя неграми

Пробившись между плотных штор, солнечный луч упал на лицо черноволосой пышнотелой женщины. Открыв глаза и приподнявшись на локтях, она замерла от неожиданности. По обеим сторонам, раскинувшись навзничь во всей природной красе, спали двое могучих африканцев. Да и сама Инга была абсолютно голой, что со стороны выглядело картиной, достойной пера ведущих порнорежиссеров. Боясь разбудить спящих мужчин неосторожным движением, женщина потихоньку добралась до конца ложа и, присев на краешек, попыталась восстановить картину произошедшего минувшей ночью.

Инга уже пожалела, что согласилась прийти на это мероприятие. Торжественная часть, посвященная какому-то важному, но оставшемуся для нее за кадром, событию, плавно перетекла в званый ужин в ресторане, находящемся этажом ниже. Подруга, пригласившая ее, упорхнула с очередным кавалером, оставив скучать Ингу около импровизированной барной стойки. Инга трезво оценивала свои шансы: среди скопища молодых и длинноногих красоток ловить ей было нечего. В нынешнее время пышный бюст и полные бедра были не в моде, а ее крепкая, но пышная задница колесом вызывала похотливые взоры лишь у ограниченного круга мужчин, знавших толк в женских формах.

Она молча тянула через соломинку лимонад, намереваясь покинуть торжество в ближайшую четверть часа, но внезапно женщина поймала на себе чей-то заинтересованный взгляд. С противоположного конца стойки на нее смотрел, приветливо улыбаясь, плотно сбитый африканец в дорогом костюме. Заметив ее реакцию, он поднял вверх бокал с коктейлем, словно салютуя ей и приглашая поближе. Подошедший к нему почти такой же мощный соотечественник также поприветствовал Ингу, а затем и вовсе прямо махнул рукой в сторону свободного стула, предлагая присоединиться. Этих двоих прислали на стажировку в их институт из какой-то африканской страны, сначала одного, потом второго. Их настоящие имена были столь труднопроизносимы, что практически все сотрудники называли их Первый и Второй.

Русским языком оба владели вполне сносно, только изредка путали окончания. Институт снимал для них квартиру поблизости, но никто и никогда не был в их жилище, что порождало различные сплетни и шутки на тему людоедства и пещеры. Парочка держалась особняком, редко участвовала в торжествах, но в институте их считали вполне компанейскими ребятами. Инга, работавшая в институтской библиотеке, часто видела их вместе и по одиночке в читальном зале. Оба сосредоточенно корпели над книгами, мало обращая внимание на крутившихся рядом молодых симпатичных особ противоположного пола. Иногда она встречалась взглядом с кем-то из парочки и, с удивлением для себя, видела неподдельный интерес к своей персоне. Будучи реалисткой по отношению к своей внешности, Инга считала это простым проявлением вежливости, однако сейчас вдруг вспомнила виденные ей порноролики с участием темнокожих красавцев, обожавших белых пышнотелых женщин.

...Сидящая на ложе обнаженная женщина пошевелилась, заставив его заскрипеть. Она взволновано обернулась, но мужчины продолжали спать. Инга замерла и вновь погрузилась в воспоминания. Смутные видения показывали ей, что они сидели втроем почти до закрытия, непринужденно болтая. Подруга о ней так и не вспомнила, что Ингу совсем не расстроило. Пожалуй, вечер можно было считать не потерянным зря. Мужчины оказались вполне приемлемыми собеседниками, рассказывали о своей жизни и ненавязчиво расспрашивали про ее интересы. За неспешными разговорами Инга не только узнала много нового о дальней стране, но и, неожиданно для себя, многое поведала и о себе.

Следующая картинка, услужливо предоставленная памятью, была нарисована в экзотических тонах. Мерцание свечей, вделанных в обработанные черепа разных животных, бросало причудливые тени на висящие на стенах тотемные маски. Посреди комнаты возвышался помост, доходивший Инге почти до пояса, покрытый настоящей шкурой леопарда. Он служил то ли обеденным столом, то ли постелью, то ли еще для каких-то целей.

Извинившись, африканцы на некоторое время покинули женщину, скрывшись в соседней комнате. Вернулись они уже в национальных накидках чуть выше колен. Просторное одеяние свободно свисало с могучих тел, обнаженные руки играли мускулами - Если бы ты знала, как надоедает это цивильное барахло, - один из хозяев широким жестом пригласил садиться на некое подобие софы, больше напоминавшее римскую ложу. Второй не спеша прошел на кухню и вскоре вернулся с подносом в руках, на котором стояли три искусно вырезанные из редких пород дерева чаши с напитками и несколько фруктов. Попивая небольшими глотками легкий алкогольный напиток, Инга не переставала восхищаться необыкновенностью обстановки.

- Здесь мы чувствуем себя словно дома. Редко кто бывал в нашем жилище из посторонних. Но ты для нас дорогой гость.

Откуда-то сбоку зазвучала незнакомая, но трогающая душу музыка. Повинуясь приглашению, женщина заскользила в медленном танце. Мощные мужчины бережно и аккуратно передавали ее друг другу, демонстрируя недюжинные способности в танце. На их фоне Инга казалась себе легкой и воздушной. Музыка закончилась, после чего раскрасневшаяся и похорошевшая от внимания двух мужчин женщина присела на возвышение и взяла в руки чашу. Прохладный напиток был сейчас очень кстати. Глядя на стоящих напротив мужчин, Инга с чувством произнесла:

- Я очень благодарна вам за проведенный вечер, за эту необычную обстановку и за то, что у меня появились такие два друга. Давайте выпьем за нашу дружбу.

Осушив до дна чашу, женщина, приподнявшись на носочки, поцеловала в губы сначала одного, а потом и другого мужчину, от чего те ошарашенно посмотрели на нее. Рассмеявшись их реакции, женщина произнесла:

- Это наш национальный обычай. Хотите повторить?

Женщина вновь потянулась губами. На этот раз поцелуй затянулся. С трудом оторвавшись от горячего рта мужчины, Инга удивленно посмотрела на него, пока второй мужчина нежно обнимал ее за плечи, прижимая к своей груди. Обменявшийся с ней страстным поцелуем африканец вдруг быстро и бессвязно заговорил. С трудом разбирая страстные слова, женщина услышала о том, что мужчин их рода всегда привлекали женщины в теле, и не было большего счастья, чем обладать такой красотой. А тем более она - женщина другой расы, что приравнивало ее по их обычаям чуть ли ни к богам.

Сквозь шум в голове и пелену перед глазами, Инга на подсознательном уровне понимала, что ей говорят. И, ощущая сквозь тонкую ткань накидок жар здорового мужского тела, осознавала, что не может, да и не хочет сопротивляться этому порыву.

Слившись в поцелуе со вторым мужчиной, она опустилась на шкуру леопарда. С легким стуком чаша покатилась по полу, когда сильные, но ловкие руки освободили ее от блузки и юбки, оставив в одном нижнем белье. Лежа поперек импровизированного подиума, Инга из-под опущенных век с бьющимся сердцем смотрела на стоявшего напротив нее чернокожего мужчину. Его широкая грудь вздымалась под цветастой накидкой от прерывистого дыхания, широко раскрытые глаза буквально пожирали каждый кусочек ее пышного тела.

В это время прямо над ней слышалось хриплое дыхание Второго. Его большие руки плавно заскользили по ее телу, ладони практически накрыли скрытые кружевной тканью белоснежные полушария, и от этих шалостей женщина почувствовала, как напрягаются соски под ласками горячих и сухих ладоней. Вдобавок вторые, такие же нежные и настойчивые, темные от рождения, руки скользили по ее бедрам, все ближе приближаясь к ее естеству, которое предательски увлажнилось, не в силах противостоять ласке. Почти одновременно пышная женская грудь высвободилась из атласного плена, а кружевные трусики, направляемые твердой рукой, покинули округлые бедра и мотыльком упорхнули в сторону.

Гортанный рык восхищения одновременно вырвался из обоих мужчин. Губы одного из них жадно накрыли рот Инги, ладони обхватили полную обнаженную грудь, а пальцы принялись ласкать крупные выпуклые соски. Чувствуя во рту горячий язык африканца, женщина активно заиграла с ним своим язычком, сладострастно постанывая от прикосновения мужских рук.

Внезапно Инга выгнулась всем телом и протяжно застонала. Это второй мужчина бережно развел ее бедра в стороны, и припал к ее влажной «пещерке» словно к живительному источнику. Широкие ладони плотно обхватили снизу женские ягодицы, влажный горячий язык вместе с губами исследовали каждый миллиметр ее самого заветного места.

Конвульсии пышного тела вкупе с громкими стонами еще больше заводили ласкавщих ее чернокожих мужчин, давая выход для их первобытной страсти. Сквозь застилавшие глаза вырвавшиеся слезы Инга разглядела стоявшего над ней мужчину. Накидка была сброшена, крепкое черное тело блестело от пота. Его руки до такой степени раздразнили ее грудь, что малейшее прикосновение казалось ударом тока. Но ее взор буквально прилип к мужскому достоинству. Конечно, она кое-что слышала об анатомии африканцев, да и повидала всякого в порновидео, но то, что находилось буквально в нескольких миллиметрах от ее лица, внушало трепет. Все ее немногочисленные мужчины, включая бывшего супруга, не могли похвастаться мужской статью.

Повинуясь внезапному порыву, Инга обхватила ладонями мужские ягодицы и, слегка запрокинув голову, дотянулась губами до крупной иссиня черной головки. Судорога пронзила крупное мужское тело. Его левая рука не переставала ласкать женскую грудь, а правая, плотно обхватив член, стала медленно и аккуратно погружать его в горло женщины. Инга протестующе замычала, и африканец отстранился от нее, разглядывая удивленно и в то же время обеспокоенно. В порыве страсти он мог что-нибудь повредить ей, но Инга ободряюще улыбнулась ему и сама стала насаживаться ротиком на могучего исполина. Несмотря на кажущиеся ей проблемы с внешностью, она отнюдь не была ханжой и поэтому решила проявить инициативу. Обхватив своей ладонью мясистый орган, она принялась страстно ласкать его губами и языком, чувствуя, как он растет и твердеет на глазах. Ей даже пришлось перевернуться на бок, так как увеличившееся в размерах достоинство норовило вырваться из плена ее губ.

Ласкавший ее «киску» любовник неотрывно смотрел за этими манипуляциями. Он порывисто сбросил с себя накидку и направился к лежащей женщине. Отпустив первого, Инга, загадочно улыбаясь, смотрела на подходившего мужчину. Его «орудие» было слегка на взводе, полные губы блестели от ее сока. Чернокожий опустился перед ней на колени и припал губами к ее опухшим губам, ища языком ее язык. Между тем, женщина ощутила, как ее бедра раздвинулись, и горячая скользкая плоть замерла у входа в сокровищницу.

Инга прервала страстный поцелуй и напряженно наблюдала, как блестящая черная торпеда начала погружаться в ее недра. Отвыкшее от мужской ласки скользкое лоно поначалу с трудом уступало территорию африканскому захватчику и женщина закусила губу и, судорожно обхватив член второго мужчины, старалась привыкнуть к болезненному вторжению. На полпути торпеда остановилась и медленно двинулась назад. Похоже, африканец знал толк в любовной игре, но при этом не хотел делать ей больно. Он все делал аккуратно и не спеша, с каждым движением погружаясь все глубже и глубже.

Страх остался позади, женщина принялась ласкать позабытый на время второй орган, который тоже был не мал. Теперь каждое поступательное движение скользкого черного поршня заставляло ее стонать в унисон с мужчинами. Один черный член сменял другой, лоно и рот постоянно ощущали горячую плоть. В голове взрывался один фейерверк за другим, оргазм следовал за оргазмом, особенно когда мужчины перестали осторожничать и усердно долбили своими черными поршнями привыкшее к их размерам влагалище, не давая передохнуть требовавшему пощады телу. Черные тела лоснились от пота, перемешанного с ее соками, но каждая клеточка ее тела не осталась без ласки...

Почти теряющую сознание от нескончаемого наслаждения Ингу неожиданно подняло вверх. Поддерживаемая сильными руками, она опустилась на лежавшего навзничь мужчину, член которого уперся ей куда-то между анусом и влагалищем. Дрожащими от слабости руками женщина буквально из последних сил впилась в бедра стоявшего перед ней мужчины, с трудом продолжая ласкать ртом его член. Снизу в нее натурально вгрызался еще один, ничуть не потерявший своего задора, блестящий от обильно покрывавших его соков паровой молот. Наконец, на несколько мгновений он остановил свой рабочий цикл и Инга без сил распласталась на широкой черной груди, словно боясь вновь разбудить этого беспощадного зверя. Мужчина обеими руками крепко прижимал к себе истерзанное женское тело, что-то нежно шепча на своем языке.

Инга с трудом переводила дыхание, не веря в нежданный отдых. Вдруг она ощутила, как по ее анусу заскользили руки Второго, смазывавшего его чем-то влажным - слюной или смазкой, она так и не знала. Палец требовательно проник в ее сжатый, тугой анус и через мгновение там же оказался второй, причинив ей самую малость дискомфорта.

Она протестующе замычала - ведь в попку ее имел только бывший супруг, но его «стручок» не шел ни в какое сравнение с могучими пенисами ее новых друзей. Однако Первый лишь сильнее прижал ее к себе, как бы фиксируя неподвижно, а Второй уже приставлял свой орган к ее почти девственному анусу.

Инга застонала и стон ее перешел в крик, когда черный кол стал медленно погружаться в недра ее пышной задницы. Сперва головка, а потом и ствол с трудом, но все же покорили ее анус и вот мужчины осторожно задвигались в унисон друг другу, заставляя их члены тереться между собой сквозь тонкую перегородку внутри тела Инги.

Она всхлипнула, глаза ее закатились
Страница 1 из 2 | Следующая страница